16. Частная жизнь и СМИ

  • Опубликовано: 14 January 2013
  • Автор: danik

К оглавлению

Для начала следует очертить круг изучаемой проблемы. Для этого воспользуемся не нормативными определениями, а формулировками ученых. Так, под частной жизнью следует понимать область жизни человека, которая находится вне контроля государства и общества. Право на частную жизнь предполагает возможность жить в соответствии со своими желаниями, которые, однако, не должны вступать в явное противоречие с общественными интересами, нормами права и морали, принятыми в данном обществе, и устанавливает границы неприкосновенности частной жизни. Право на неприкосновенность частной жизни устанавливает запрет любых форм произвольного вмешательства в частную жизнь со стороны государства и гарантирует защиту государства от такого вмешательства со стороны третьих лиц[1].

Право на защиту личной жизни от любого вмешательства отражено в решениях международных судов, в частности, в прецедентах Европейского суда по защите прав человека. Интересна в этой связи позиция Европейского суда по правам человека по поводу того, что входит в понятие «частная жизнь» (причем на каждое из нижеуказанных утверждений есть решение Европейского суда):

-        физическая и психологическая целостность личности, включая медицинское обслуживание и психиатрические осмотры;
-        психическое здоровье;
-        аспекты физической и социальной личности человека;
-        фамилия человека;
-        фотография человека;
-        репутация человека;
-        гендерная идентификация и транссексуальность;
-        сексуальная ориентация;
-        сексуальная жизнь;
-        право на личное развитие и создание и развитие отношений с другими людьми и внешним миром;
-        право на самоопределение и личная автономия;
-        деятельность профессионального и делового характера, а также ограничение на занятие профессиональной деятельностью или заработка на жизнь;
-        досье или данные, составляемые службами безопасности или другими государственными органами;
-        информация о рисках для здоровья человека;
-        обыски и конфискация;
-        слежение за коммуникациями и телефонными разговорами.

Правовое регулирование в Казахстане. Четкого определения, что же такое частная жизнь (прайвеси[2]), в законодательстве нет. В ряде НПА дается перечень того, что можно отнести частной жизни. Так, закон защищает:

1)      право на неприкосновенность частной жизни;
2)      личную и семейную тайну;
3)      тайну личных вкладов и сбережений;
4)      тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений;
5)      неприкосновенность жилища[3].

Ограничения этого права допускаются только в случаях и в порядке, прямо установленных законом. Это означает, что если, например, для целей следствия нужно обыскать квартиру, в законе должна четко прописываться процедура, при каких условиях это возможно и какова процедура. Далее следует более подробно рассмотреть некоторые аспекты.

Частная жизнь – это область жизнедеятельности человека, которая относится к отдельному лицу, принадлежит и дорога ему. Поэтому по общим правилам она не подлежит контролю со стороны общества и государства. Это сфера личных и неделовых отношений и забот. В российском праве частная жизнь означает предоставленную человеку и гарантированную государством возможность контролировать информацию о самом себе, препятствовать разглашению сведений личного, интимного характера. В понятие «частная жизнь» включается та область жизнедеятельности человека, которая относится к отдельному лицу, касается только его и не подлежит контролю со стороны общества и государства, если она носит не противоправный характер[4].

Личная и семейная тайна является частью частной жизни, сферой деликатных и интимных сторон существования личности. Поэтому разглашение определенных сведений о ней признается безнравственным. Личную тайну, в частности, могут составлять сведения о состоянии здоровья, внутрисемейной жизни, тайне усыновления и т. д. Законодательство не может вторгаться в эту сферу, оно призвано ограждать ее от любого незаконного вмешательства. Отметим, что юристы в комментарии к УК РК утверждают, что круг того, что относится к личной или семейной тайне, лицо определяет самостоятельно, однако за судом сохраняется право согласиться с этим или нет.

Личные тайны можно разделить на две категории. В первую отнесем те, что человек хранит единолично (личные переживания, убеждения, быт, досуг, хобби, привычки, домашний уклад, симпатии, семейные связи, религиозные убеждения). К другой – отнесем доверенные представителям ряда профессий для защиты прав и законных интересов граждан, являются профессиональными тайнами. Мы уже рассматривали это подробно в другой части данной работы. Однако можно еще раз повторить, что к таким секретам относятся тайны усыновления, врачебного диагноза, завещания, адвокатская тайна, предварительного следствия и пр. Законодательством республики предусмотрено, что если соответствующим лицам (например, судьям, работникам социальной сферы, врачам, нотариусам) стали известны какие-либо факты, составляющие личную или семейную тайну, они не должны разглашать их. В противном случае, виновные лица несут установленную законом ответственность[5].

Тайна почтово-телеграфной корреспонденции относится к личным тайнам. Особенностью здесь является то, что гражданин доверяет почте, телеграфу не само содержание переговоров, а лишь пересылку корреспонденции или техническое обеспечение телефонных переговоров. Особую остроту вопрос о неприкосновенности тайны переписки, телефонных переговоров и почтовых, телеграфных и иных сообщений приобретает в связи с тем, что в целях борьбы с преступностью правоохранительные органы вправе контролировать переписку, телефонные переговоры, телеграфные и иные сообщения граждан. Поэтому законодательство четко регламентирует основания и порядок совершения действий, ограничивающих указанные права. Контроль почтово-телеграфной корреспонденции, а также прослушивание телефонных переговоров допускаются при осуществлении негласной оперативно-розыскной деятельности[6].

СМИ и частная жизнь. Почему журналистам важно знать, что такое личная жизнь и как она регулируется в Казахстане? Дело в том, что поиск информации, особенно в рамках жанра «журналистикое расследование), нередко пересекается с правом других на сохранение личной тайны. Например, если человек глубоко скорбит о смерти отца – это, безусловно, его частная жизнь. Если в память об отце он ставит памятник – это тоже сфера частной жизни. А если памятник стоит несколько миллионов долларов, и ставит его полковник полиции? Данный аспект имеет уже общественное значение, поскольку у общества возникают закономерные вопросы об источниках таких средств. Данный сюжет стал основой одного из расследований журналиста Г. Бендицкого из газеты «Время»[7].

Отсюда же истекает вторая причина, почему журналисту следует знать законы, регулирующие частную жизнь. Дело в том, что если бы г-н Бендицкий писал статью после 2009 года, когда были внесены поправки, ужесточающие ответственность за вторжение в частную жизнь, герой расследования – полковник полиции мог привлечь журналиста.

Ст. 142 УК РК «Нарушение неприкосновенности частной жизни» предусматривает ответственность за незаконное собирание или распространение сведений о частной жизни лица, составляющих его личную или семейную тайну. В статьях 143, 144 и 145 УК РК предусматривается уголовная ответственность за незаконное нарушение тайны переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных или иных сообщений, разглашение врачебной тайны, нарушение неприкосновенности жилища

Какие последствия это могло бы иметь? Для СМИ разглашение тайны, охраняемой законом, служит поводом к приостановлению или к его закрытию. Журналист же в крайнем случае может попасть в тюрьму на срок до пяти лет с конфискацией. Когда проект рассматривался, общественные деятели пытались доказать, что такая мера слишком сурова, так как приравнивает раскрытие тайн частной жизни к преступлениям средней тяжести, например, убийство ребенка матерью во время родов. Некоторые эксперты задавались вопросом, насколько это ужесточение обоснованно, ведь по статистике преступлений по этой статей не так много. Так, по ст. 142 Уголовного кодекса в 2006 году преступлений не было, в 2007 году – одно преступление, в 2008-м – четыре[8].

Баланс между правом на защиту частной жизни и правом на свободу выражения. В основных международных документах в области прав и свобод человека подтверждается значимость права каждого человека на неприкосновенность его личной жизни и права на свободу выражения как основополагающих для демократического общества. Эти права не носят абсолютного характера и не находятся в подчинении одно у другого, оба они равноценны. Таким образом, необходимо найти способ уравновесить два фундаментальных права, которые гарантируются международными актами: право на защиту частной жизни и право на свободу выражения. В Конституции РК эти права представлены в ст. 18 и в ст. 20.

Решения и разъяснения Европейского суда по делам, связанным в той или иной степени (в том числе и косвенно) с проблемой конкуренции между правом СМИ на свободу слова и правом на уважение частной жизни, позволили выявить ряд основополагающих принципов при оценке Судом границ вмешательства СМИ в частную жизнь человека. Среди них:

1. Свобода слова представляет собой одну их самых главных основ демократического общества, причем СМИ играют важнейшую роль в реализации этого принципа. Свобода слова включает также свободу мнения, получения и распространения информации, форма и содержание которой оскорбляют, шокируют или внушают беспокойство государству или части населения.

2) Наибольшая свобода и защита от вмешательства в эту свободу допускается при публикации прессой мнений, оценочных суждений и высказываний, в том числе, и имеющих отношение к частной жизни граждан.

3) Допускается большая степень вмешательства прессы при публикации информации, касающихся тех или иных сторон частной жизни лиц, занимающих видное место в общественной жизни страны (политических и общественных лидеров, чиновников разной категории, крупных бизнесменов и других подобных фигур), по сравнению с рядовыми гражданами.

4) Необходимо проводить четкое разграничение между сообщением фактов, способным оказать положительное влияние на обсуждение в демократическом обществе вопросов, касающихся, например, политических деятелей при исполнении ими своих функций, и сообщением подробностей частной жизни лица, которое, ко всему прочему, не занимается никакой официальной деятельностью. Если в первом случае пресса исполняет свою исключительно важную роль гаранта демократии, информируя общественность по вопросам, представляющим общественный интерес, во втором случае таковой роли она не играет и речь идет лишь об удовлетворении любопытства определенного круга читателей к подробностям частной жизни лица.

Исходя из вышеназванных позиций Европейского суда, можно определить несколько критериев, которые помогут в каждом конкретном случае, понять было ли вмешательство в частную жизнь правомерным или нет.

Положение лица. В мировой судебной практике различают две категории лиц, в отношении которых применяется особый режим в обеспечении права на частную жизнь. В частности, персона может быть публичной и непубличной. Сразу же оговоримся, что частое лицо должно пользоваться всей полнотой права на защиту от вмешательства в частную жизнь.

Публичная фигура – в прецедентном праве США понимается либо как лицо, которое «занимает положение, связанное с таким … влиянием, что оно во всех отношениях может считаться публичной фигурой», либо как лицо, которое «выдвигается на первый план в определенном общественном споре с целью оказать влияние на его исход»[9]. В последнем случае фигуру можно расценивать как относительно публичной фигурой[10]. Считается, что публичные персоны должны терпеливее относиться к вниманию к их жизни. А в европейском праве право на критику политических деятелей, должностных лиц и действий правительства в целом защищается ст. 10 Европейской конвенции о защите прав человека (ЕКЧП), так как это право совершенно необходимо для нормального функционирования демократической системы.

Несколько стран используют понятие «политический и общественный деятель» («публичная фигура»), хотя рамки этого понятия часто определены не точно (Голландия). Во Франции эта категория лиц определяется как «лица, выполняющие общественные функции», и в нее включаются министры, члены парламента, государственные служащие или любые граждане, выполняющие общественные обязанности, хотя бы даже временно (например, члены жюри присяжных или свидетели). На практике повышенные требования применяются и к политическим лидерам, хотя они не входят ни в одну из перечисленных категорий.

Законодательство Швеции отличается от других тем, что вообще не позволяет компаниям, организациям и государственным органам возбуждать иски о клевете. В результате пресса пользуется большой свободой в расследовании деятельности правительства, бизнеса и других общественных институтов и в их критике. Однако в профессиональном кодексе прессы, которому добровольно подчиняются средства массовой информации, есть положение, согласно которому общественные институты имеют право ответить на критику, если считают, что приведенные о них факты не соответствуют действительности.

В Великобритании идея важности общественного обсуждения деятельности правительства недавно получила сильную поддержку в решении по делу Derbyshire County Council v. Times Newspapers Ltd. Рассматривая это дело, палата лордов установила, что представители власти не имеет права выступать с исками о диффамации, с тем, чтобы защитить так называемую «репутацию представителей власти». «С общественной точки зрения чрезвычайно важно, чтобы демократически избранное правительство и любой орган власти был открыт для беспрепятственной общественной критики. Угроза предъявления гражданского иска за диффамацию создает препятствия свободе слова».

Недавно Верховный суд Австралии вынес определение, которое, фактически, устанавливает весьма широкие пределы допустимой критики по отношению ко всем официальным лицам. В нем говорится: «Конституционная доктрина «представительного правления» предполагает, что все граждане Содружества [Австралии] свободны распространять сведения, мнения и идеи, относящиеся ко всем аспектам управления Содружества, включая квалификацию, поведение и исполнение обязанностей теми, кому доверены какие бы то ни было полномочия в сфере законодательной, исполнительной или судебной власти (или кто стремится получить подобные полномочия), исходящие, в конечном счете, от самого народа»[11].

Вопрос о пределах критики, которой могут подвергаться политические деятели, официальные лица и правительство в целом, рассматривался в конституционных судах нескольких стран Европы. Например, Конституционный суд Германии недвусмысленно поддержал принцип, по которому публичные фигуры должны быть готовы к большим дозам критики за свои общественные действия, нежели частные лица[12].

Конституционный суд Испании также принял доктрину «публичной фигуры», определив, что «право на защиту чести [в судебном порядке]…как фактор, ставящий предел свободе выражения мнений, уменьшается пропорционально тому, в какой степени лицо, стремящееся осуществить это право, является публичной фигурой, выполняет общественные функции или вовлечен в проблемы, представляющие общественный интерес (такое ограничение необходимо в целях политического плюрализма, терпимости и духа свободы, без которого не может существовать демократическое общество». В 1990 г. суд определил, что информация и мнения, касающиеся политических деятелей и существенные для формирования общественного мнения, имеют публичный характер и в качестве таковых существенны для формирования общественного мнения. Из этого следует, что политик должен в целях сохранения свободы выражения мнений и распространения информации в большей степени допускать выступления, затрагивающие его частную жизнь и честь [чем частное лицо]. Кроме того, из-за особой роли средств массовой информации, критика, опубликованная этими средствами, должна пользоваться большей правовой защитой[13].

В Казахстане законодательство не содержит понятий «публичное лицо» или «общественная фигура».

Общественный интерес (необходимость). Одного лишь факта, что лицо, в частную жизнь которого вторглись, является «общественной фигурой», не достаточно для того, чтобы оправдать такое вмешательство.
Так, в деле принцессы Монако (принцесса Ганноверская против Германии) интерес общественности и прессы к принцессе базировался исключительно на принадлежности ее к королевской семье, тогда как сама она не исполняла каких-либо общественных обязанностей. Европейский суд не признал такой интерес правомерным, заявив, что в данном случае право общества знать о частной жизни принцессы не перевешивает право принцессы на защиту своей частной жизни. «В настоящем деле одного лишь факта отнесения заявительницы к категории знаменитости недостаточно для того, чтобы оправдать вмешательство в ее частную жизнь», – отметил Европейский Суд.
Для ответа на вопрос было, ли правомерно в том или ином случае вмешательство в частную жизнь со стороны СМИ, необходимо учесть, был ли в конкретном случае общественный интерес в такой информации или это было просто светское любопытство.

Так, необходимо определить, была ли тема публикации и информация общественно значимой? Было ли сообщение о подробностях частной жизни лица способным оказать положительное влияние на политические или общественные дискуссии? Например, если политик пытается показать, что он отличный семьянин, а на самом деле это не так, то получается, что он лжет избирателям, и этот аспект должен освещаться.

Также можно поставить следующие вопросы: внесло ли раскрытие информации о частной жизни вклад в решение какого-либо общественно значимого вопроса? Или публикация преследовала лишь цель удовлетворения любопытства определенного круга читателей к подробностям частной жизни лица? Присутствовал ли общественный интерес в раскрываемой информации в тот момент, когда она была распространена?

При ответе на эти вопросы должны учитываться все обстоятельства этого дела (исторические условия, т.е. что предшествовало публикации, статус лица, актуальность темы и т. д.). Так, одно очень популярное интернет-издание в Украине опубликовало фотографию абсолютно частного характера. Кто-то прислал в редакцию фотографию, где была запечатлена глава Фонда госимущества госпожа Семенюк, которая где-то на курорте вместе со своим мужем лежала в купальнике возле бассейна. В этот самый день в парламенте депутаты намеревались рассмотреть вопрос об отставке главы Фонда госимущества. Пресс-служба передала спикеру парламента сообщение о том, что глава Фонда госимущества находится на больничном и лежит в больнице. В данном случае редакция сайта смело опубликовала эту фотографию, так как глава указанного фонда солгала. Это было расценено, как попытка г-жи Семенюк избежать своей отставки.

Что касается Казахстана, то понятие «общественный интерес» встречается в законодательстве РК, например, согласно ст. 150 ГПК «в заявлении, предъявляемом прокурором в государственных или общественных интересах, должно содержаться обоснование того, в чем заключается государственный или общественный интерес, какое право нарушено и т. д.». В Налоговом кодексе в качестве одного из признаков некоммерческой организации в целях налогообложения предусмотрено осуществление деятельности в общественных интересах. В Экологическом кодексе упоминаются «общественные интересы» в связи с необходимостью проведения общественной экологической экспертизы любой хозяйственной и иной деятельности на предмет соблюдения общественных интересов по сохранению благоприятной для жизни и здоровья граждан окружающей среды. В Земельном кодексе «порядок пользования земельным участком, расположенным вне (за пределами) фундамента здания, определяется соглашением участников кондоминиума с условием соблюдения общественных интересов…» и т. д.

Однако разъяснения понятия «общественный интерес» («общественные интересы») в законодательстве РК найти не удалось и однозначного толкования тоже.

Кроме того, в Казахстане не предусмотрено освобождение от ответственности человека за публикацию информации ограниченного доступа (тайны частной жизни), в случае, если общественный интерес в публикации такой информации превышает право другого человека на защиту этой информации. Отсутствует понятие «общественно значимая информация». Все это приводит к тому, что журналист абсолютно не защищен законом, когда критикует лицо, занимающее высокое положение в обществе. В результате возникает перечень запретных тем и категорий людей, о которых СМИ стараются вообще не писать, что, в свою, очередь сводит контроль за представителями власти со стороны общества к минимуму.

Между тем Россия, Украина, прибалтийские страны вслед за демократически развитыми странами давно уже заложили «приоритет общественного интереса» в своих законодательствах. Например, в России предусмотрен запрет на компенсацию морального вреда за распространение соответствующих действительности сведений о частной жизни, в случае, когда средством массовой информации были распространены такие сведения в целях защиты общественных интересов. Кроме того, в законе РФ «О СМИ» предусмотрено, что «распространение сообщений и материалов, подготовленных с использованием скрытой аудио- и видеозаписи, кино- и фотосъемки, допускается, если это необходимо для защиты общественных интересов и приняты меры против возможной идентификации посторонних лиц».

Обстоятельства вторжения в частную жизнь. В законодательствах некоторых стран, в частности в Германии, предусмотрен принцип «правомерного ожидания неприкосновенности личной жизни». Верховный федеральный суд указал, что даже знаменитости имеют право на уважение их частной жизни, и что право это не ограничивается рамками их жилища, но распространяется и на публикацию фотографий. За порогом своего жилища, однако, они не вправе рассчитывать на защиту неприкосновенности своей личной жизни, если только при этом они не удалятся в уединенное место – прочь от взоров публики, когда всем становится абсолютно ясно, что они желают побыть наедине и, будучи уверенными в отсутствии любопытствующих взоров, ведут себя в данной ситуации так, как никогда не стали бы вести себя в общественном месте. Поэтому незаконным вмешательством в личную жизнь является публикация фотографий уединившихся в таком месте людей, если фотографии были сделаны тайно либо уединившиеся люди были застигнуты врасплох». 
Однако это тоже не самый совершенный метод, так как на практике достаточно трудно по фотографии выяснить, были ли изображенные на фото застигнуты врасплох, что это было за место (если, допустим, на фотографии крупным планом видны только сами лица, в чью частную жизнь вторгаются).

По делам о «праве на изображение» суды принимают также в расчет, производилось ли фотографирование/съемка в общественном месте или нет.
В Казахстане право на собственное изображение предусмотрено в ст. 145 Гражданского кодекса РК. Статья 145 ГК РК запрещает использование изображения лица без его согласия. В соответствии с ней  нельзя использовать фотографии и видеосъемки лица, изображенного на них, без его согласия. Такого согласия не требуется, если изображенное лицо позировало за плату. Таким образом, статья не освобождает от ответственности в случае, если лицо было сфотографировано в общественном месте. Однако на практике суды отказывают в удовлетворении исков о защите права на собственное изображение, если лицо было сфотографировано или снято во время публичных мероприятий. И это совершенно правильно, поскольку в таких случаях фотографируются и снимаются собственно публичные мероприятия, а вычленить из них отдельное лицо практически невозможно. Однако при отсутствии прямого указания об этом в законе, судам будет сложно обосновывать такие решения[14].

Скрытая запись. Напомним, что раньше Закон о СМИ требовал от журналиста получать согласие на аудиовизуальную запись при интервью. То есть фактически раньше скрытая запись являлась незаконным методом сбора материалов. В 2009 году этот пункт был исключен. Под скрытой записью обычно понимается негласная (незаметная, неочевидная) фиксация с помощью технических средств действия (бездействия) лица, который не осведомлён о её производстве.

Права фотокорреспондента. Мы уже отмечали, что изображение человека также относится к частной жизни. В связи с этим следует более подробно рассмотреть данный вопрос. Тем более, что перед фотографами достаточно часто возникают трудности по сбору информации. Можно с уверенностью утверждать, что каждый журналист с фотоаппаратом сталкивался с подобной ситуацией: вы фотографируете красивое здание, и вдруг к вам подходит некто в форме или штатском и просит вежливо или не очень прекратить съемку, а также удалить получившиеся кадры. При этом аргументов, доказывающих, почему нельзя фотографировать, зачастую нет.

Вообще журналист должен знать:

1. Фотосъемка относится и к творчеству, и к сбору информации.
2. Вы можете сфотографировать любого человека, здание, но по факту любой человек может потребовать себя и свою собственность не снимать.
3. Если вы сделали снимок, никто не смеет требовать от вас удалить кадр – это ваша собственность.

Фотографирование людей. Интересно, что некоторые придерживаются следующего тезиса: когда мы говорим об уместности съёмки в отдельных местах и определённых сюжетов, нужно сразу оговориться, что профессиональная фотография, когда автор снимка выполняет редакционное задание, не должна рассматривается, т. к. там фотограф не решает, что и как снимать, а выполняет производственное задание. Такой подход полностью высвобождает фотокорреспондента из-под ответственности этики. Правильно ли это, является одним из ключевых вопросов.

Еще один аспект – этично ли корреспонденту корректировать свое изображение в соответствующих программах? Безусловно. Когда речь заходит о различных конкурсах, то там четко оговорены все правила. Скажем, запрещено давать лишь фрагмент оригинальной фотографии, хотя никто не запрещает ретушировать работу.

В США к авторскому праву относятся очень трепетно. Не менее трепетно относятся и к ситуациям, которые могут вызвать проблемы юридического характера. Вот что пишут пишут о работе фотографов, работающих в коммерческих целях: «Что касается фотографий людей – портретов, свадебных снимков, цель которых показать связь с общественностью, следует иметь в виду две противоположности. Во-первых, хотя вам принадлежат авторские права на снимок, вы не можете продавать права на них или использовать самостоятельно, не получив предварительного согласия всех людей, изображенных на них. Другими словами, если вы фотографировали свадьбу на заказ и намерены использовать некоторые из полученных снимков для продвижения ваших услуг (например, разместив снимки в витрине магазина или опубликовав их в местной газете) или хотите продавать их через фотобиблиотеку, вам необходимо разрешение клиента. В случае отказа с этим ничего нельзя поделать. Если же лица, изображенные на фото, дают свое согласие, получите от них расписки, чтобы избежать правовых проблем»[15].

В этом же труде можно вычленить аспект, касающийся этики фотографа и его модели. В частности, если фотограф предполагает продажу снимков через фотобиблиотеки или напрямую клиентам, необходимо заручиться распиской модели, в которой она по сути разрешает делать с фотографией что угодно, вне зависимости от сферы приложения. То есть если фото человека, пьющего спиртное, будет иллюстрировать статью об алкоголизме, модель не сможет предъявить претензий о ее дискредитации. Однако в типовом соглашении могут быть указаны особые требования модели, прямо запрещающие, скажем, размещение их фото в материалах о наркотиках или сексе. Если есть расписка, то уже неважно, как подать изображенного человека – думающим, пребывающим в депрессии или решившим свести счеты с жизнью и т. п.

Съемка объектов частной собственности. В Казахстане право частной собственности означает полномочие собственника владеть, пользоваться и распоряжаться имуществом (ст. 188 Гражданского кодекса РК). Поэтому при съемке объектов, являющихся частной собственностью (в том числе зданий и сооружений), без согласия собственников могут быть нарушены их права, особенно, если собственник размещает информацию о том, что съемка запрещена. В целом, можно сказать, что в законодательстве вопрос о съемке подобных объектов четко не урегулирован. На практике распространен следующий подход: если фотограф находится не на частной территории, а в общественном месте, он может снимать частные здания и сооружения снаружи[16]. Что касается съемки внутри, их также можно снимать, если собственник не оповестил о своем запрете производить съемку (в виде таблички, в устной форме и т.п.) – в данном случае, требование прекратить съемку будет рассматриваться как законное требование собственника. И хотя законодательством не предусмотрена необходимость получать письменное разрешение собственника на съемку, но с практической точки зрения рекомендуется заручиться письменным документом (а не устным согласием) собственника, особенно, если фотография в дальнейшем будет использоваться в коммерческих целях (реклама и т.п.).

Итак, на практике может возникнуть конфликт интересов частного собственника и свободы информации, что следует учитывать в работе фотожурналиста. Также следует отметить, что закон «Об авторском праве и смежных правах», как и законодательство многих стран, относит к объектам авторского права архитектурные объекты (произведения архитектуры) и объекты дизайна. Они охраняются наряду с фотоснимками, литературными произведениями, картинами и другими объектами авторского права. Поэтому следует учитывать авторские права архитекторов на их произведения при использовании фотоснимков с включением в них произведений архитектуры и дизайна.

Особенности фотосъемки:

- фотосъемка спортивных соревнований. В Казахстане согласно Закону о физической культуре и спорте «трансляция спортивных соревнований и других спортивных мероприятий по каналам телерадиовещания, а также запись, в том числе с использованием средств аудиовизуальной техники, кино- и фотосъемки, спортивных соревнований и других спортивных мероприятий журналистами и иными представителями средств массовой информации осуществляются в соответствии с законодательством Республики Казахстан о средствах массовой информации». Любопытно, что в России идентичный закон гласит, что «съемки и фотографирование спортивных соревнований и других спортивных мероприятий должны осуществляться только при наличии разрешений организаторов спортивных соревнований или других спортивных мероприятий либо соглашений в письменной форме о приобретении прав у организаторов спортивных соревнований».

- фотосъемка культурных учреждениях. В музеях фото и видео – в числе платных услуг. (Приложение 2 к постановлению Правительства от 04.04.2007 № 262 «Об утверждении правил оказания платных услуг учреждениями в области культуры…).

- фотосъемка в следственных изоляторах и местах лишения свободы. Производство кино-, фото- и видеосъемок осужденных, их интервьюирование, в том числе с использованием средств аудио-, видеотехники, осуществляется с согласия самих осужденных (ст. 21 Уголовно-исполнительного кодекса).

- фотосъемка в психиатрических лечебницах. Все лица, страдающие психическими расстройствами, при оказании им психиатрической помощи имеют право на: отказ на любой стадии лечения от фото-, видео- или киносъемки (ст. 5 Закона о психиатрической помощи)[17].

Вопросы для самостоятельной работы с источниками:

1.Какие прецедентные дела позволили Европейскому суду по правам человека определить круг аспектов, относящихся к частной жизни?
2.Что такое диффамация?
3.В каких случаях неприкосновенность жилища и переписки может быть нарушена?
4.Как соотнести принятый в США «Патриотический акт» (2001г.) с защитой частной жизни?
5.Что подразумевается под концепцией «Большой брат» в концепции защиты частной жизни?




[1] Доклад о соблюдении прав человека в Пермском крае в 2006 г. /Под ред. С.В. Исаева. – Пермский региональный правозащитный центр, 2007 г., http://www.prpc.ru/doclad06/04.shtml
[2] От англ. privacy – о тайна, уединение, частная жизнь. Это особая правовая категория в англо-американской правовой системе, означающая тайну и неприкосновенность частной жизни, интимную сферу человека. Термин privacy не имеет аналогов в русском языке. Он может означать в одних случаях частную жизнь, в других - право на частную жизнь, в третьих – право на защиту неприкосновенности частной жизни и т. д.
[3] Первые четыре пункта в схожих формулировках содержатся в ст. 18 Конституции, в ст. 18 КоАП, в ст. 16 УПК, в ст. 10 ГПК, ст. 144 ГК. Пятый пункт закреплен в ст. 25 Конституции РК.
[4] Комментарий к Конституции Российской Федерации/Под ред. В. Д. Зорькина, Л. В. Лазарева), http://kommentarii.org/konstitutc/index.html
[5] Сапаргалиев Г.С. Конституция Республики Казахстан: Научно-правовой комментарий. – Алматы. 2004. – С. 104.
[6] Турецкий Н. Н. Право на неприкосновенность частной жизни в Казахстане. – Право на неприкосновенность частной жизни в Республике Казахстан/ Сборник материалов экспертной встречи. – Астана, 2009. – 116 с.
[7] Калеева Т. М. Неприкосновенность частной жизни и право общественности на получение общественно важной информации. – Право на неприкосновенность частной жизни в Республике Казахстан/ Сборник материалов экспертной встречи. – Астана, 2009. – 116с.
[8]Кужукеева Гульмира. Право на частную жизнь и право на свободу выражения: проблемы соотношения., http://www.medialawca.org/node/4318.
[9] Дело Gertz v. Robert Welch, Inc.,418 U.S. 323, 341 (1974).
[10] Например, личность свидетеля громкого преступления на время судебного разбирательства становится интересной обществу.
[11] Дело Nationwide News Pty Ltd. v. Wills (1992) 66 ALJR 658, 681.
[12] 43 FCC 130 (1976).
[13] Selected International Standards On Freedom Of Expression.Составлено по просьбе Гражданского форума «Свободная речь», София – Лондон, 3 февраля 1996 г., http://www.hrights.ru/text/inter/b4/Chapter5.htm.
[14]Кужукеева Гульмира. Право на частную жизнь и право на свободу выражения: проблемы соотношения,http://www.medialawca.org/node/4318.
[15] Ли Фрост. Фото на продажу: Пособие для фотографов-фрилансеров. – М.: Омега, 2004.
[16] Илайа Летова.  «Правила съема: что можно, что нельзя…», http://fototema.ru/2007/04/01/02_fototemaru.html.
[17] Очень подробно права фотографа раскрываются в книге Павла Протасова «Сборник часто задаваемых вопросов о праве на фотосъемку (версия 1.0, май 2011 г.)», в электронной форме доступен на сайте АнтиРАО (http://antirao.ru/).

Добавить комментарий

Filtered HTML

  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Разрешённые HTML-теги: <a> <em> <strong> <cite> <blockquote> <code> <ul> <ol> <li> <dl> <dt> <dd>
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.